Сами государи Германии, спеша присоединиться к победоносному русскому войску, гнавшему Наполеона, использовали эти настроения, обещая своим народам в торжественных манифестах дарование конституции и других благ. Это был, конечно, лишь демагогический прием, рассчитанный на возможно более быструю и полную мобилизацию масс в военных целях, но он красноречиво свидетельствовал о силе и распространенности либерально-демократических идей.

На деле, однако, когда война была закончена и государи вернулись в свои столицы победителями, то лишь весьма немногие из них — преимущественно второстепенные и слабые — дали своим «верным» (или, скорее, доверчивым) подданным «куцую» конституцию в виде совещательных сословных представительств; остальные, во главе с Пруссией, особенно щедро растачавшей велеречивые призывы, спокойно вернулись к старому деспотизму.

Одновременно с идеями политической эмансипации распространялись идеи национального объединения. Помимо того предметного урока, который дало в военной области объединение сил всей Германии в борьбе с Наполеоном