В Вюртемберге и Бадене оппозиция в ландтагах уже в начале 1869 г. громко нападала на своих монархов за военные конвенции, которые они заключили с Пруссией, а в Баварии она большинством 77 голосов против 62 даже провела вотум недоверия пруссофильскому кабинету Гогенлоэ и заставила его в начале 1870 г. выйти в отставку. Бисмарк серьезно опасался, что южно-германские государства могут в критический момент отказаться от своих обязательств по конвенциям, и грозил Баварии, в случае чего, поделить ее между Австрией и Северогерманским союзом. Между тем пятилетний срок конвенций истекал в 1871 г. , и поэтому надо было действительно торопиться пока они еще действовали. Вот в этом именно заключалась «логика истории», а не в угрозе французской агрессии или каких-либо других обстоятельствах, не подлежащих контролю Бисмарка. Напротив, если такие обстоятельства существовали, то они диктовали совершенно другую «логику истории»: они диктовали скорее разъединение, чем объединение южных католических и полу- аграрных государств с севером, где доминировала протестантская Пруссия.

Бисмарк не раз указывал даже на определенные «расовые отличия» баварцев и других южан по сравнению с пруссаками и не стеснялся язвительно называть баварцев «средним типом между австрийцем и человеком».