Во всяком случае для Пруссии открылся путь к отступлению, не особенно славный, но все же не лишенный выгод. Сам король готов был пойти по нему, но ряд советников и принц Прусский, успевший к этому времени стяжать себе прозвище «принца картечи» за кровавое подавление баденского вооруженного Еосстання, не соглашались на это.

Военные действия против Дании, которые опять были прерваны на время и опять возобновились и шли в общем весьма вяло под угрозой вмешательства Николая I, поговаривавшего о посылке войск в Восточную Пруссию теперь (июль 1850 г. ) окончательно приостановлены, и Пруссия заключила мир, выведя свои войска и оставив Августенбургского и его армию на произвол судьбы. Прусские войска были приведены в готовность для того, чтобы отстоять силой оружия честь и интересы Пруссии.

Австрия сделала то же самое, и на полях Германии грозила разразиться междоусобная война.

Наметилось даже определенное поле сражения: это было курфюршество Гессенское (Гессен-Кассель), где верноподданные решили подняться против деспотизма своего государя и увлекли за собой даже чиновников, судей и самих офицеров армии. Австрия и Бавария постановили; помочь государю и восстановить, если потребуется, силой «законный» порядок. К всеобщему удивлению Пруссия встала на защиту народа и также двинула туда свои войска. Это странное поведение объяснялось тем простым обстоятельством, что Гессен-Кассель принадлежал, как мы уже отмечали, к государствам, которые являлись средостением между восточными и западными областями прусского королевства.

О захвате его Пруссия давно уже мечтала, и сейчас она опрометью бросилась осуществлять свои замыслы, рассчитывая использовать внутренние смуты для свержения курфюрста и захвата его владений.