Австрийцы, несомненно, рассчитывали на таланты своих генералов и на скорую победу над итальянцами, которая даст им возможность перебросить южную армию на север; они также учитывали, что в датской войне пруссаки не особенно отличились, и приписывали уклончивую тактику Бисмарка на последнем этапе дипломатической борьбы сознанию своей военной слабости. По этим причинам австрийцы вообще склонны были отнестись к войне как к почетной дуэли, которую можно будет по-рыцарски прекратить после первого же скрещения шпаг.

Наивные расчеты австрийцев были скоро опрокинуты. С почти математической точностью три прусских армии, согласно расчетам Мольтке, между 26 и 29 июня, преодолевая сопротивление противника в ряде боев в австрийской Силезии и на территории Чехии, сконцентрировались, в начале июля в районе деревни Садова и 3 июля дали австрийцам генеральное сражение.

Уже за два дня до этого, потеряв около 40 тыс. человек в упомянутых, боях, бедный Бенедек, предвидя свою гибель, телеграфировал императору, что положение катастрофично и что нужно добиться мира. Но, по-видимому, император считал, что настоящего скрещения шпаг еще не произошло, и Бенедек вступил 3 июля в решающий бой, несмотря на свое скверное настроение.