На карту была поставлена не только целостность Дании, ими гарантированная, но и судьба самого Германского союза, который был бесцеремонно отстранен его главными членами. Англия с таким положением не могла мириться. Еще недавно, когда саксонские и ганноверские войска вторглись лишь в Голштинию, английский премьер-министр Пальмерстон сделал России и Франции предложение повторить, в защиту Дании, военную демонстрацию 1849 г. Но с 1849 г. времена изменились: прошел обидевший Россию польский эпизод, и Россия отклонила предложение.

Со своей стороны, Наполеон высказал, как обычно, предпочтение созыву европейской конференции для решения не только спорного вопроса о герцогствах, но и других вопросов, связанных с трактатами 1815 г. Для Англии это было чересчур много, и Пальмерстону пришлось отступить и даже согласиться на прямо противоположное предложение Горчакова, а именно: послать комиссаров в Данию с целью уговорить ее не оказывать сопротивления «законным» действиям уполномоченных Союза и не доводить конфликта до «крайностей».