Действительно, Австрия, этот корабль, нагруженный до краев всевозможными национальными и финансовыми проблемами, носилась в бурных волнах революции с такой очевидной беспомощностью и стала давать в разные стороны такие опасные крены, что гибель ее временами казалась неминуемой. Не поспеши ей на помощь, в ответ на ее вопли, Николай I, отправивший целую армию под начальством Паскевича на усмирение восставшей Венгрии, австрийская монархия впрямь потерпела бы крушение.

Она и так с трудом барахталась под натиском революционных волн вплоть до осени 1849 г. , когда, наконец, справилась со стихией. Не то было с Пруссией, где либеральные министры, наскоро назначенные в первые дни революции, уже в ноябре 1848 г. были заменены отъявленными реакционерами, а созванное в мае того же года для выработки конституции учредительное собрание было затем, в декабре, разогнано, и где король, издав собственной властью конституцию, через четыре месяца сам же ее заменил другой, «самой жалкой и реакционной в мире», как ее впоследствии характеризовал в минуту откровенности сам Бисмарк. За этот период времени происходили, правда, отдельные восстания в разных частях королевства, но они легко и быстро подавлялись полицейской и военной силой.

Дело в том, что буржуазия очень скоро проявила нежелание идти дальше словесных протестов и резолюций и строго осуждала «эксцессы», совершаемые массами; и реакция действовала энергично, учитывая это обстоятельство.