Австрия обладала еще немалыми ресурсами, чтобы продолжать борьбу. В Италии она еще 24 июня нанесла жестокое поражение итальянской армии, насчитывавшей 220 тыс. человек под командой знакомого нам генерала Ламармора, который ушел с министерского поста, чтобы взять на себя руководство военными операциями: месяц спустя ее флот одержал блестящую победу над итальянским флотом при Лиссе. Несомненно, Австрия могла мобилизовать еще новые армии, располагая населением вдвое большим, нежели Пруссия.

Для этого нужно было заключить мир с Италией, и уже в ночь после Садовы Франц-Иосиф телеграфировал своему другу и союзнику Наполеону, предлагая ему получить Венецию для Италии и взять на себя посредничество по заключению мира с ней. Конечно, он рассчитывал, что это будет не просто передачей просьбы о мире, а активным вмешательством, поддерживаемым всем авторитетом сильной Франции.

С своей стороны, Наполеон воспринял австрийскую просьбу как желанный повод оказать услугу не только австрийской союзнице, но и самому себе.

В ночь на 5 июля в прусскую главную квартиру в Иичине (Чехия) прибыла от Наполеона телеграмма королю Вильгельму об уступке ему Францем-Иосифом Венеции с просьбой быть посредником в мирных переговорах с Италией. Наполерн вовсе не был уполномочен Австрией сделать такое сообщение, но он хотел намекнуть пруссакам, что Австрия, заключив мир с Италией, сможет перебросить освободившиеся таким образом на юге силы на север и что им, пруссакам, придется, вероятно, столкнуться с новыми затруднениями.