Такая «конституция» не могла понравиться даже оставшимся в Берлине представителям Саксонии и Ганновера, но они находились в большой географической, а следовательно, и военной зависимости от Пруссии и поэтому заключили с ней союз сроком на один год («Уния трех королей») и приняли «в основном» ее предложения. Однако около полутораста человек из бывших депутатов Национального собрания, умереннейшие из умеренных либералов, большей частью из малых государств, съехались в Готу и одобрили прусский проект.

На них глядя и сообразуясь с тем, что Австрия, занятая своими делами не могла им придти на помощь, двадцать восемь мелких государей тоже примкнули к унии и обещали провести у себя выборы в общегерманский учредительный парламент, который на этот раз должен был собраться в тюрингенском городе Эрфурте.

Но Пруссия была уже опять занята войной с Данией: семимесячное перемирие пришло к концу еще в марте (1849), и военные действия возобновились. А кроме того, нужно было выработать детали проектируемой конституции и, между прочим, решить такие жизненные вопросы, как, например, вопрос о том, могут ли отдельные государства содержать при иностранных дворах свои дипломатические миссии рядом с прусско-императорской, или о том, как рассаживаться будут на совете уполномоченных представители королевств, герцогств, графств и пр.