При новом голосовании большинством одного голоса собрание постановило признать условия злосчастного перемирия, дискредитировав себя в собственных глазах. «Левая», поддерживаемая франкфуртским населением, вышла на улицу, трусливое большинство собрания было объявлено врагами Германии, двое депутатов были убиты на улице, другие подверглись побоям и оскорблениям, и «порядок» был восстановлен лишь усилиями австрийских и прусских войск.

Ни отклонение, ни одобрение перемирия собранием не имело по существу никакого реального значения и лишь выявило дряблость и полную политическую несостоятельность его буржуазных заправил. Тем не менее к концу года собрание торжественно приступило к обсуждению конституции, и в первую очередь вопроса о том, как быть с многонациональной Австрией.

Были голоса за то, чтобы ее совсем исключить из нового германского государства; другие были готовы допустить ее в полном составе со всеми ее народами. Наконец, был найден компромисс в виде определения, что германские государства, имеющие в своем составе не немецкие земли, входят в новую Германию при условии, что эти земли выделяются ими в особые владения на началах только личной унии.

Австрия была взбешена, и ее канцлер князь Шварценберг предложил Пруссии совместно разогнать высокое собрание и самим разработать реформу Германского союза.