Если ко всему этому прибавить полный и всем видный разгул коррупции, карьеризма, стяжательства, патронажа и произвола, который царил во всем государственном аппарате сверху донизу, то понятен станет тот процесс дискредитации режима, который с огромной быстротой совершался во Франции и, естественно, находил отражение за границей. Напрасно Наполеон, с целью подпереть шатавшийся трон, прибегал к конституционным уступкам, предоставляя депутатам Законодательного корпуса право интерпеллировать правительство, смягчал цензуру, создавал из ренегатов «либеральные» министерства в надежде привлечь либеральные элементы на смену отходившим от него реакционным группам.

Напрасно устраивал он грандиозную «всемирную» выставку, приглашая на нее всех государей и все народы и надеясь хотя бы внешним блеском прикрыть от взора иностранцев картину внутреннего разложения. Напрасно, наконец, его министры рассылали циркулярные ноты, доказывая, что германские события отнюдь не отражаются неблагоприятно на международном положении Франции и что последняя остается по-прежнему великой державой.

Все это было бесполезно.