Так говорил Горчаков англичанам. Австрийского же посла он заверял, что Россия всецело стоит на стороне обеих держав и что если, например, Швеция, поддерживавшая Данию, вздумает оказать последней активную помощь, то Россия двинет корпус на ее границу. В беседе с прусским посланником он еще высказал ту мысль, что во-оруженное сопротивление Дании предпринятой против нее Поуссией и Австрией законной «экзекуции» до известной степени освободит эти державы от их обязательств по Лондонскому протоколу 1852 г.

Это была щедрая плата со стороны России за «услугу» по польскому вопросу, и Пальмерстон должен был и на этот раз отступить; против него высказалось большинство его собственного кабинета, даже сама королева Виктория, не говоря уже о лидерах оппозиции. В итоге австро-прусские войска, безнаказанно захватив Шлезвиг, в середине февраля вторглись в собственно датскую территорию, в Ютландскую провинцию, и Дания сама обратилась к державам-гарантам ее целостности за помощью, напоминая им о лондонских протоколах.

Следуя совету Горчакова, английский кабинет в лице министра иностранных дел Джона Рассла (Росселя) разослал 23 февраля приглашение заинтересованным правительствам собраться на конференцию в Лондоне.