Стоит отметить, что на этом заседании совета кронпринц Фридрих по-прежнему настаивал на мирном разрешении спора с Австрией путем заключения какого-нибудь компромиссного соглашения с Августенбургским и протестовал против возможности «братоубийственной» войны. На это Бисмарк, который только что вел переговоры с Италией, вскоре возобновит их и заключит с ней союз, возразил, доказывая, что война не будет носить «братоубийственного» характера, так как Австрия всегда искала союза с иностранными державами, в частности с Францией, и сейчас готова будет заключить такой союз, если Франция пойдет на это.

Между тем в самой Австрии внутреннее положение было настолько осложнено финансовыми трудностями и затруднениями с венграми, что и там правительство и сам император с тревогой взирали на развивающийся конфликт, и когда под диктовку Бисмарка Вильгельм в июне обратился с письмом к Францу-Иосифу с указанием на необходимость выдворить из герцоргств пребывавшего там Августенбургского, который-де оскорбляет достоинство государя своими притязаниями, то одновременно с предложением все же признать эти притязания австрийское правительство попросило прислать в Гастейн или Карлсбад доверенное лицо для переговоров. Король и Бисмарк решили сами поехать в июле в Гастейн.