Являются нарушением международных трактатов и сильно отдают революционным духом; что по этому пути им обоим, представителям монархизма и консерватизма, идти не пристало и что лучше-де будет, если они возьмут урегулирование этого важного национального шлезвиг-голштинского вопроса на себя. Может быть, Рехбергу эта аргументация не так уж импонировала; быть может, он и сознавал, что отход от Союза и общественности чреват для Австрии опасными последствиями. Но он боялся предоставить Пруссии действовать одной, он не забыл своего унижения во Франкфурте, и он дал свое согласие на план Бисмарка. В результате выработанного плана оба заговорщика внесли в Союзный сейм предложение признать права Христиана IX на герцогства и лишь потребовать от него аннулирования «аннексии» Шлезвига; в случае же его отказа — занять последний «под залог». Предложение было явно неприемлемо для Сейма, который не мог пойти ни на отказ от Августенбургского, ни на признание протокола 1852 г. и Сейм отклонил его.

Тогда заговорщики без церемоний уже от себя послали двухдневный ультиматум Дании, требуя отмены «присоединения» Шлезвига, а когда Дания, опираясь на протокол 1852 г. , отвергла это требование, австро-прусские войска вступили в Голштинию, а 1 февраля 1864 г. вторглись в Шлезвиг.