Она должна была очень скоро убедиться, что ее замысел неосуществим: вмешался и тут Николай I, который (в октябре 1850 г. ) вызвал к себе на суд в Варшаву глав австрийского и прусского кабинетов — Шварценберга и графа Бранденбурга и резко осудил поведение Пруссии, которая-де в Гессен-Касселе, как и в Шлезвиг-Голштинии, покровительствует подданные, восставшим против своих государей, и создает собственный союз против законного Сейма в нарушение международных трактатов. Он обещал моральную поддержку Австрии в Гессен-Касселе, но приближенным он говорил: «На поле сражения, на котором сойдутся Австрия и Пруссия как противники, появлюсь и я со своей армией и стану между ними — и я посмотрю, в состоянии ли я воспрепятствовать этой немецкой склоке (querelle dAllemand)».

Австрия торжествовала и предъявляла Пруссии ультимативное требование увести войска из Гессен-Касселя, распустить свой союз и признать старый Союзный сейм. Пруссия покорилась, и 29 ноября 1850 г. ее представитель барон Мантейфель подписал в Ольмюце в присутствии царского «наблюдателя» барона Мейендорфа полную капитуляцию, как того требовал Шварценберг.