Само собой разумеется, что как отношение Франции к Пруссии было производным от отношения ее к Австрии, так и отношение России к Австрии должно было вытекать из ее отношения к Пруссии. Необходимо, впрочем, оговориться: русско-австрийские отношения имели за собой также историю, независимую от прусского фактора, историю, еще более раннюю, связанную с турецким вопросом: она нашла свое выражение в русско-австрийском союзе 1726 г. , заключенном при Екатерине I, и особенно ярко в так называемом «греческом проекте» раздела Турции, согласованном в 1781 г. Екатериной II и императором Иосифом II. Правда, Австрия обошлась с Россией не особенно лояльно и не дала ей осуществить полностью согласованный проект, заключив сепаратный мир с Турцией; однако ответственность в этом деле несла в последнем счете Пруссия, которая, задумав окончательный раздел Польши, вынудила Австрию уйти с балканского плацдарма.

Но Россия без особенных усилий простила Австрии ее прегрешения, потому что со времени войны за Австрийское наследство она и Австрия, как мы уже видели, а еще более в Семилетней войне нашли общий язык против Пруссии.