В дальнейшем ландтаг прерывал свои- сессии или совсем распускался, но новые выборы лишь усиливали ряды оппозиции, и конфликт возобновлялся. Так дело продолжалось вплоть до 1866 г. В продолжение этих долгих лет ландтаг, голосуя попрежнему за все прочие статьи бюджета, содержавшие очень полезные для буржуазии экономические мероприятия, продолжал давать Бисмарку возможность взимать новые и старые налоги, манипулировать по-своему отдельными ассигновками, заключать займы и продолжать строить новую армию согласно прежней практике короля и плану Роона. Напрасно Лассаль убеждал оппозицию объявить полный бойкот правительству, отклонять бюджет целиком, даже уйти из ландтага; либералы не слушали его, а так как за бойкотом, в случае его неудачи, не предвиделось самим Лассалем никаких революционных мер, то Бисмарк преспокойно продолжал игнорировать своих противников, проявляя «толстокожесть», которой мог бы позавидовать, по выражению его поклонников, любой носорог.

Сам король также перестал пугаться после того, как Бисмарк убедил его призывом к офицерской чести: отступать не дело монархов, и благороднее сложить голову на плахе, чем поднимать белый флаг. Один только кронпринц Фридрих остался непримиримым.

Когда в связи с новым перерывом сессии в начале 18G3 г. Бисмарк издал свирепый закон о печати, кронпринц в публичной речи заявил о своем несогласии с ним и с политическим курсом министерства вообще и отказался впредь участвовать в его заседаниях.