Превыше всего оно было определенно рассчитано на создание острейшего конфликта с Австрией и другими венценосными ревнителями «независимости» германских государств. Неудивительно, что это выступление оказало потрясающее действие как в самой Германии, так и за границей Мы имеем интересное свидетельство знакомого нам генерала Швейница, который как раз в это время находился в Берлине. «Я узнал об этом,— пишет он в своем дневнике,— утром в министерстве и испытывал желание закрыть себе голову и посыпать ее пеплом».

При выходе из министерства он встретил мало знакомого ему редактора: «мы обменялись с ним лишь немногими словами, как это делают обычно соболезнующие при похоронах». Правда, проект реформы щадил государей, оставляя их на троне и в обладании суверенных прав не меньших, чем те, которые присваивались прусскому королю. Это много значило.

Еще до того Бисмарк в беседе с одним знакомым резко протестовал против злобных наветов его противников, приписывавших ему намерение подражать сардинскому королю, который, не колеблясь, бросил свою корону в общеитальянский тигль, где уже расплавлялись короны других итальянских государей, чтобы оттуда вытащить единую итальянскую.