Отклонив военный законопроект и проект создания военно-морского флота, вычеркнув все расходы по реорганизации армии, отказав в индемнитете (снятии ответственности) по уже произведенным в связи с ней самовольным расходам, он принял торжественную резолюцию, провозглашавшую право на самоопределение обоих герцогств и законность кандидатуры Августенбургского. Это была яркая демонстрация солидарности с Сеймом, Австрией и самим королем, но Бисмарк не смутился и хладнокровно ответил: «Никакими резолюциями, никакими прокламациями, никакими односторонними выступлениями Пруссия не даст себя вытеснить из герцогств».

Это было отповедью и по адресу Союзного сейма, который в эти дни (апрель 1865 г. ) одобрил предложение, внесенное Саксонией и Баварией, о безоговорочном праве вступления Августенбургского на престол Голштинии.

Однако протест Пруссии делал эту скромную декларацию недействительной, так как статуты Союза требовали в подобных случаях единогласия. Идя на такие шаги, грозившие создать полный разрыв с Сеймом и Австрией, Бисмарк имел свои расчеты.

В феврале (1865) прусский посланник в Париже Гольц сообщил ему, что Наполеон так благосклонно относится к Пруссии, что готов будет заключить с ней союз против Австрии.