А Австрия, после обсуждения вопроса на коронном совете, на котором присутствовал и будущий главнокомандующий северной армией (против Пруссии) Бенедек, 10 марта секретно обратилась к ряду германских государств с предложением поставить шлезвиг-голштинский вопрос на обсуждение Союзного сейма и привести в боевую готовность определенную часть союзных корпусов на случай, если Пруссия доведет дело до открытого разрыва. Со своей стороны, и Пруссия обратилась 24 марта к германским государствам с нотой, в которой заявляла, что ввиду военных приготовлений со стороны Австрии она, Пруссия, тоже вынуждена принять предварительные меры предосторожности чисто оборонительного характера, и запрашивала, в какой мере Пруссия может рассчитывать на поддержку данных государств в случае, если она подвергнется нападению со стороны Австрии или вынуждена будет ее угрозами сама начать войну.

В связи с этим нота многозначительно намекала на то, что, поскольку судьбы Пруссии и Германии настолько неразрывно связаны, что крушение Пруссии будет означать и крушение Германии и, наоборот, слабость Германии может привести к падению Пруссии и тем уготовить себе участь Польши, Германский союз должен быть подвергнут реорганизации с целью его укрепления и что на эту тему прусское правительство оставляет за собой право в дальнейшем еще поговорить.