Но монархист он был именно прусский, потому что, как он выразился в другой раз, «он прежде всего пруссак, и, лишь во вторую очередь немец», и когда дело шло о других монархах, то он не стеснялся поднимать против них их собственных «подданных», как мы это ниже увидим, или свергать их с престола. В 1851 г. он был назначен прусским уполномоченным в Союзном сейме, и только там он познакомился со знаменитой депешей Шварценберга конца 1850 г. , где была фраза: «раньше унизить ее [Пруссию], а потом уничтожить». И Бисмарк, мечты которого до того времени не шли дальше создания равноправия Пруссии с Австрией и совместного их господства в Союзе, стал отныне врагом Габсбургской монархии.

Он признавался R разговоре с одним собеседником, что он задался целью отомстить за Ольмюц и свергнуть Австрию, которая так недостойно обращалась с Пруссией и хотела бы унизить ее до положения вассала. Он-де хочет поднять Пруссию и создать для нее положение в Германии, на которое она имеет право в качестве чисто германского государства.

Признания эти относятся, правда, к более позднему времени, когда Бисмарк уже был прусским премьер-министром, но они в точности выражали его мысли уже во время его пребывания во Франкфурте.