Бисмарк ловко воспользовался этим промахом Австрии и ответил решительным отказом: он-де не признает компетенции Сейма в этом вопросе, решенном войной; без соответствующих компенсаций и гарантий Пруссия со своей частью суверенитета вообще расставаться не намерена, а если Австрия хочет отказаться от своей, то она должна испросить согласия Пруссии.

Разрыв казался неминуемым, но в этот момент вмешался Наполеон. Подписав союзный договор с Пруссией, Ламармора не замедлил довести об этом до сведения Наполеона. Для Наполеона наступила решающая минута.

Дело явно шло к развязке, и не использовать австро-прусского спора для расширения Франции было бы промахом, которого Наполеону во Франции не простили бы и который, может быть, стоил бы ему трона. До сих пор он больше намекал, чем предлагал; еще недавно, в начале марта, получив предложение от короля Вильгельма уточнить условия, на каких он согласится предоставить Пруссии свободу действий против Австрии и мелких государств, Наполеон отделывался общими фразами насчет своего общественного мнения, заинтересованного не то в Бельгии, не то в прирейнских землях.

Сейчас, несмотря на осложнения, все еще продолжавшиеся и даже усилившиеся в Мексике, Наполеон, собравшись с духом, решил «действовать».