Рейхстаг составлялся из депутатов, избираемых на основе всеобщего и прямого избирательного права сроком на три года. Он обсуждал и утверждал законы, имел право законодательной инициативы, и новые налоги могли быть взимаемы лишь с его согласия.

Но это все было формальностью. На деле рейхстаг имел еще менее власти, чем прусский ландтаг: министерство не было пред ним ответственно, диэт (платы) депутаты не получали, а главное, никакое его постановление не имело силы, если оно не утверждалось Союзным Советом, т. е. венчанными и невенчанными главами государств.

А сверх того, особым параграфом конституция предусматривала за правительством право в особо важных случаях издавать законы, мин)я все законодательные инстанции и создавая, таким образом, неприкрытую диктатуру исполнительной власти. Другими словами, союзная конституция по существу была лишь ухудшенным изданием прусской и, при всех своих формальных признаках конституционализма, оставляла за правительством всю фактическую власть, а народным представителям — лишь видимость ее, еще более бледную, чем прусская.

Эю был, как выразился В. Либкнехт в одном из своих первых выступлений в рейхстаге 1867 г. , лишь «фиговый листок деспотизма».