Сам Бисмарк впоследствии признавался, что он не рассматривал предложенное им тогда «устройство» Германии, как длительное, и сомневался, «не потребуется ли в дальнейшем вооруженной борьбы между Австрией и Пруссией, чтобы дать Германии окончательное устройство». Однако широкий аванс Бисмарка показался Австрии знаменательным, и это сказалось на дальнейшем развитии событий в самой Германии.

В то время как Бисмарк, не будучи уверен в позиции Франции и затягивая свой окончательный ответ на предложение Наполеона, несколько замедлил темпы своей агрессии, Австрия, напротив, становилась все более и более непримиримой. На ее сторону явно становилось большинство второстепенных государств, и уже в начале мая последние стали принимать военные меры, призывая в армии запасных и усиленно вооружая их.

Пруссия, конечно, тоже принимала свои меры, но они еще не были завершены, и Бисмарк в начале мая сделал новую попытку отсрочить конфликт, предложив Австрии обсудить совместно оба стоявших в порядке дня вопроса: шлезвиг-голштинский и реформу Союза. Но на это Менздорф через две недели ответил, что принимает предложение при условии, что предполагаемое совместное обсуждение обоих вопросов будет происходит там, куда сам Бисмарк внес вопрос о реформе, а именно в Сейме.