Таким образом, руки прусского короля очень скоро оказались свободными, и он мог стать, как он возвестил, во главе «национального» дела, в том смысле, в каком он и его советники эту миссию понимали. Конкретно это выразилось, с одной стороны, в содействии другим государям в подавлении местных революций, а с другой — в нападении на соседнюю Данию с целью «разрешить» волновавший Германию так называемый вопрос.

Так как этот вопрос будет играть важнейшую роль в дальнейшем развитии событий и нашей темы, нам необходимо здесь сделать отступление и познакомиться с ним.

Шлезвиг и Голштиния, расположенные в южной части Ютландского полуострова, были два старинных немецких герцогства, в XV столетии перешедших к графскому дому Ольденбургскому, глава которого незадолго до этого стал и королем датским. В дальнейшем герцогства разъединялись, дробились, раздавались в лены боковым линиям, вновь объединялись, как это часто происходило в феодальные времена, и только в 1720 г. Шлезвиг целиком вернулся в состав владений датского короля, в то время как Голштиния еще некоторое время оставалась раздробленной, пока в 1773 г. герцог готторпской части ее, сын Петра III (Карла-Ульриха), Павел, он же наследник русского престола, по настоянию своей матери Екатерины II, не отказался от своих прав в пользу датского королевского дома, который таким образом объединил все герцогство под своей короной на правах личной унии.