Вышло так, что парламент мог собраться в Эрфурте лишь 20 марта 1850 г. , когда Австрия уже развязала себе руки, подавив последний очаг революции в Италии, и под ее давлением не только Саксония и Ганновер, но и несколько других государей, как король вюртембергский и великий герцог баденский, сбежали из прусского лагеря. Спектакль получился настолько плачевным, что и без постороннего вмешательства прусская режиссура вынуждена была бы скоро опустить занавес: не разыгрывать же было торжества германского национального объединения с хором статистов из мелких государств при отсутствии главных персонажей!

Но Пруссия, не догадалась сделать это вовремя, и ей пришлось уступить силе.

Эту силу мобилизовала Австрия. В ответ на собрание эрфуртского «парламента» она пригласила германских государей съехаться во Франкфурт, чтобы восстановить старый Сейм и разобраться в новом положении вещей.

Приехали все главные и некоторая часть второстепенных государей, и Австрия предложила: Сейм восстанавливается, но председательство на нем отныне будет принадлежать поочередно Австрии и Пруссии. Последняя, кроме того, может остаться при своем «союзе», который, однако, должен быть ограничен государствами северной Германии и его функции не должны вторгаться в компетенцию Сейма.

Это была большая уступка Пруссии со стороны доминировавшей над всей Германией Австрии и являлось отражением того изменения, в соотношении сил, которое произошло в пользу Пруссии за последние два года.