Расчет, действительно, оправдался, но Бисмарк, любил действовать наверняка и, как уже было сказано, ставить ногу на «кочку» не раньше, чем он убедится в ее прочности. Несомненно, что и по этой причине Бисмарк дал пройти так называемому люксембургскому кризису 1867 г. без того, чтобы использовать его для решительной схватки с Наполеоном. Суть этого кризиса заключалась в том, что Наполеон, убедившись, наконец, в том, что у Бисмарка он ничего путного не выторгует, но вместе с тем, считаясь с необходимостью дать какое-то удовлетворение критикам его бесплодной до сих пор политики, вступил весной 1867 г. в переговоры с королем нидерландским на предмет покупки у него великого герцогства Люксембургского, которое по образовании Северогерманского союза отказалось вступить в него, но по- прежнему оставалось членом Таможенного союза и владением нидерландского короля.

Покупать народ и его землю, может быть, и не особенно благородно, но все же лучше и безопаснее, чем завоевывать, и король, напуганный огромным ростом прусского соседа и желая заручиться помощью Франции, охотно пошел на сделку.