На парижском конгрессе Наполеон проявил и к русским внимание, оказывая им в ряде случаев помощь даже против английской союзницы. Он прямо говорил князю Орлову, что тот может свободно обращаться к нему во всякое время, когда ему потребуется его содействие.

В другой раз он спросил Орлова, каково его мнение относительно того, можно ли еще считать венские трактаты действующими после стольких изменений, какие они претерпели, и прибавил со вздохом: «Бедная Италия, не может же она вечно оставаться в своем настоящем бедственном положении!» Наполеон правильно рассчитал, что его слова и ухаживания падут на благодарную почву: ущемленная и униженная Россия неожиданно обретала могущественного друга, который к тому же собирался покарать ту самую Австрию, которая так предательски обошлась с ней и отныне стала для нее самой одиозной державой на континенте. В 1857 г. Наполеон лично виделся с царем Александром II в Штутгарте, затем, через год, в Варшаву к царю поехал кузен императора Жером Бонапарт.

Наконец, после длительных переговоров в начале марта 1859 г. был подписан между обеими державами секретный договор.