Правда, Наполеон на этот раз намекал, что он, быть может, не откажется от «небольшого исправления границы», например, от получения обратно Саарского угольного бассейна, который с 1794 по 1814 гг. принадлежал Франции, а по Венскому трактату 1815 г. перешел к Пруссии.

Это было уже некоторое отступление от бескорыстного предложения1859 г. , явно подсказанное удачным опытом с Кавуром, который не поколебался купить поддержку Наполеона передачей ему частей собственной сардинской территории. Но тогда речь шла о военном союзе, а сейчас лишь о нейтралитете: война в интересах Пруссии даже против нелюбимой Австрии была бы крайне непопулярна во Франции, а к тому же предпринятая как раз тогда Наполеоном большая колониальная авантюра в далекой Мексике уже грозила поглотить большие материальные и людские средства.

Понятно, что Бисмарку предложенная Наполеоном плата показалась слишком высокой, и сам Наполеон не настаивал на ней, когда Бисмарк объяснил, что именно на эту уступку его король не пойдет. Как раз в это время был возобновлен существовавший между Францией и прусским таможенным союзом выгодный для Франции торговый договор, и вопрос о компенсациях был оставлен открытым.