Наполеону нужно было закрепить свой престол и свою династию: войну с Россией, выросшую из спора за якобы «святые места», а по сути дела за политическое преобладание над христианскими народами Турции, он вел в угоду папе и клерикалам, на которых он опирался, и теперь задумал совершить общенациональное дело — взломать систему палисадов и бастионов, которыми победители в 1815 г. окружили Францию в виде трактатов, заперших ее в границах 1790 г. Наилучше средство к этому, заодно дававшее удовлетворение его негодованию на Австрию, он, бывший в молодости карбонарием, усмотрел в оказании помощи Сардинии (Пьемонту), которая, в целях своего расширения, уже в 1848—1849 гт. стала во главе национально-освободительной борьбы против австрийского владычества в северной и центральной Италии. Конечно, за это Наполеон рассчитывал получить плату — он даже конкретно наметил ее в виде уступки Франции входивших в состав сардинского королевства Савойи, примыкающей к- Франции и однажды уже принадлежавшей ей и Ниццы на Средиземноморском побережье и таким образом переступить через порог, воздвигнутый упомянутыми трактатами.