Замысел был отважный и уже созревал в уме Наполеона тогда, когда он приглашал сардинского короля принять участие в походе против России. Он и тогда уже делал намеки министру короля Кавуру, что готов «что-то сделать для его отечества». Но прежде чем сговариваться с ним, нужно было обеспечить если не помощь, то, по крайней мере, благожелательный нейтралитет держав, которые могли бы вмешаться в эту сделку, осуществимую только при посредстве войны.

На первом месте тут фигурировала Англия, которой не понравилась бы мысль ущемления- Австрии, ее давнишней опоры против России на Востоке, и расширения Франции вопреки трактатам, да еще на Средиземном море. Но, во-первых, выступление Англии в защиту австрийского владычества в Италии встретило бы резкий отпор со стороны, широкого общественного мнения в самой Англии же; во-вторых, Англия только что прошла через трудную борьбу по подавлению грандиозного восстания в Индии и все еще была там сильно занята; а в-третьих, без континентального «солдата» ее помощь Австрии была бы мало солидна. «Солдата» же она могла найти только в лице Пруссии, которая, однако, была не менее враждебно настроена против Австрии, чем против Франции.

Это нужно было выяснить.