Остается сказать несколько слов об отношениях к обеим германским державам Англии. Вражда ее к Франции делала ее союзницей Габсбургов; забота о безопасности Ганновера, государем (курфюрстом, а с 1814 г. королем) которого состоял до 1837 г. английский король, толкала ее на дружбу с Пруссией.

В войне за Австрийское наследство она стояла на стороне первой; в Семилетнюю войну — на стороне второй. В обоих случаях, однако, она ограничивалась главным образом выплачиванием субсидий своим союзникам, сама ведя сепаратную войну с Францией за Нидерланды, за Ганновер, за колониально-морское превосходство. В войнах против революционной и наполеоновской Франции она была союзницей обеих, выплачивая им субсидии и ведя войну с общим врагом на театрах, ее наиболее интересовавших,— в Испании, Египте, Нидерландах, на море и в колониях. На Венском конгрессе она шла рука об руку с Австрией за ограждение «независимости» германских государей, т. е. против Пруссии и с нею же за статус кво в Турции, т. е. против России.

Меттерних был героем английских правящих кругов, и, в частности, Веллингтон, победитель при Ватерлоо, не чаял души в нем.