Либералы, а еще больше республиканцы широко пользовались своими новыми правами в палате и в прессе для того, чтобы резко критиковать и нападать на режим, в то время как реакционеры еще больше нападали на режим за его слабость и уступчивость. Иностранные же государи, хотя и посещали выставку и делали комплименты устроителям ее, все же не давались в обман, а в связи с приездом царя даже получился конфуз: во время посещения царем помещения Верховного суда республиканец Флоке, будущий министр, крикнул ему в лицо: «Да здравствует Польша!» А когда царь проезжал по улице вместе с Наполеоном, то поляк Березовский выстрелил в него из револьвера. Вместо политического апофеоза, как ожидал Наполеон, получился от выставки большой скандал.

Что же касается до успокоительных циркуляров, то они вызывали лишь иронические улыбки на устах иностранных дипломатов и прямые издевательства в самой Франции.

В этой общей картине упадка внутреннего и международного политического веса Франции были и важные конкретные моменты. Англия, конечно, очень ценила свои торговые связи с Францией, успешно развивавшиеся на основе фритредерского торгового договора, но английской демократии и либерализму, тогда еще находившемуся в полном цвету.