Революция 1830 г. во Франции и соседней Бельгии всколыхнула население герцогств еще в большей степени, и датскому королю пришлось пойти на частичную уступку в виде установления в герцогствах представительных сословных учреждений. Но это мало успокоило публику, а взятый, по наступлении реакции, датским правительством курс на централизацию королевства (тоже из национальных мотивов, но уже датских) вызвал новую волну сепаратистских стремлений.

Наивысшее выражение они получили в 1846 г. , когда, по требованию датского ландтага, король декретировл в Шлезвиге и Голштинии тот же порядок престолонаследия, какой имел силу в самой Дании, с некоторой лишь оговоркой относительно Голштинии. Смысл этой меры заключался в том, что в самой Дании престол переходил по обеим линиям, мужской и женской, в то время как в герцогствах он, по местному феодальному праву, мог переходить только по мужской, а так как сын и наследник короля был бездетен, то распространение датского закона на герцогства лишало последние очень удобного случая в некотором будущем мирно распроститься с датской короной и обосноваться самостоятельно с собственным и общим для них герцогом.

Неудивительно, что этот акт короля довел возбуждение до крайних пределов: депутаты обоих ландтагов в герцогствах скопом сложили с себя мандаты, а голштинцы обратились в Германский сейм с жалобой на датского короля, который в качестве герцога состоял его членом.