В системе германских государств Австрия и в экономическом отношении долгое время занимала первое место. Еще в Средние века славилась по всей Европе горная и железоделательная промышленность Штирии и Чехии (Богемии), и в многочисленных производствах — бумажном, пивоваренном, ножевом — Австрия была учительницей всех других стран.

Еще во второй половине XVIII столетия Штирия производила столько же железа, сколько Англия, и в середине XIX века в Австрийской империи насчитывалось вдвое больше веретен, чем во всей остальной Германии.

И все же это было только механически скомбинированное государство — нечто вроде собранного вокруг германского стебля большого букета из самых разнообразных и случайных национальностей. Если такое государство могло еще существовать и процветать в эпоху феодализма, то, несомненно, для времени перехода к капиталистической эпохе и для самой этой эпохи такое строение государственного организма было, по меньшей мере, недостаточно.

В то время как все окружающие Австрию государства преобразовались в национальные под влиянием капиталистического развития, для которого общность языка и истории являлась готовой подкладкой к образованию национального рынка, само капиталистическое развитие шло в Габсбургской монархии гораздо медленнее вследствие ее географической отдаленности от основных торговых путей, отрезанности от моря, сравнительной бедности в сырье.