В дальнейшем ее вмешательство сорвало начатое Фридрихом под флагом «Союза князей» объединение германских государств (пока что Саксонии и Ганновера) под прусской эгидой: Пруссия и в глазах Екатерины представляла собою опасность, которую надлежало предупредить. Несомненно, что отчасти из этих мотивов Александр I, отстояв по Тильзитскому миру с Наполеоном (в 1807 г. ) политическое существование Пруссии (за что король Фридрих- Вильгельм III обнимал и благодарил его со слезами на глазах), все же легко пошел на широкую ампутацию, лишившую ее всех земель к западу от реки Эльбы и польских провинций на востоке. Возобновившаяся в 1813—1814 гг. борьба с Наполеоном сблизила обе державы, и на Венском конгрессе интимность их стала такой, что Талейрану не стоило большого труда сколотить против них тайную коалицию, едва не оформлявшуюся в виде военного союза между Австрией, Францией и Англией. Все же разочарованный в своем ожидании получить всю Польшу Александр не дал и Пруссии всей Саксонии, а лишь часть ее, и, соглашаясь затем на компенсирование Пруссии землями на Рейне, оказал решительное сопротивление ее дальнейшим территориальным домогательствам. В то же время он озаботился признанием за курфюршеством Гессен-Кассельским и другими государствами тех территориальных приращений, которые они получили от Наполеона, имея в виду создать из них солидный барьер между основными восточными и вновь приобретенными на западе провинциями Пруссии.

Наконец, и передача Австрии председательствования в новом Союзе служила гарантией тому, что дальнейший рост Пруссии встретит на своем пути большие затруднения.