Нельзя не признать, что выбор Бисмарка в условиях, когда предательство трусливой буржуазии открыло широко двери для прусско-юнкерского решения национального вопроса (объединения без свободы), был весьма удачен.

Встреченный насмешками со стороны либералов и пророчествами со стороны широкого общественного мнения насчет того, что он больше двух-трех месяцев не продержится на посту, на котором поскользнулись более гибкие его предшественники, этот «бешеный юнкер» пробыл у власти двадцать восемь лет, успев за этот срок преобразовать не только Пруссию, но и всю Германию. В этих словах заключалась целая программа действий, которую Бисмарк намечал в своей внутренней, т. е. германской, и внешней политике, но либералы этого не -поняли. До их сознания дошла лишь последняя фраза, содержавшая критику их словесных методов борьбы, и они разразились негодованием и протестами.

Через несколько дней ландтаг, по обыкновению отклонивший военные статьи бюджета, был распущен «на каникулы», а следующая сессия, открывшаяся в начале следующего гола, тоже была вскоре закрыта.