Так началась небольшая война, приведшая к серьезным историческим последствиям. Она явилась как бы вступлением к последнему и решающему акту драмы, закончившейся победоносной войной Пруссии против ее старой австрийской соперницы. Вся Германия пришла в сильнейшее возбуждение при виде такого самоуправства и беззакония со стороны двух держав, членов Германского союза, и Сейм принял резкую резолюцию, в которой осудил их действия. Прусский ландтаг, с своей стороны, огромным большинством отказал правительству в кредитах. Заговорщики, конечно, это предвидели и в ответ на эти демонстрации заявили, что не они, а Германский сейм, игнорировавший справедливые требования шлезвигских «братьев», предал национальное дело, что сами они ищут не политических выгод для себя, а лишь средств заставить упорствующую Данию отказаться от своих узурпаторских мероприятий; что поэтому занятие Шлезвига является лишь материальным залогом до того времени, как Дания даст германской нации нужное удовлетворение, и что, наконец, Пруссия и Австрия, подписавшие лондонский протокол, не имеют права от него отказываться.

Эти аргументы они повторяли и державам, также взволновавшимся.