Тогда Наполеон потребовал, по крайней мере, увода прусских войск из Люксембурга, чтобы обеспечить хотя бы с этой стороны безопасность Франции, но и на это вполне законное пожелание Бисмарк не пошел. Атмосфера настолько накалилась как во Франции, так и в Пруссии, что война казалась неизбежной; с обеих сторон даже началась военная подготовка.

Но в последнюю минуту обе стороны одумались: южные государства не обнаружили никакого энтузиазма к войне по такому жалкому поводу, австрийская позиция также не была выяснена, и Бисмарк, заставив нидерландского короля задержать свою подпись на «купчей», согласился на выдвинутый Горчаковым (в согласии с Англией) план обсудить и решить вопрос на международной конференции. На-полеон, сделав вид, что он и с самого начала только искал обеспечения французских границ, тоже пошел на путь примирения, и собравшаяся 7 мая 1867 г. в Лондоне конференция уже через четыре дня вынесла свой приговор: Люксембург остается под суверенитетом нидерландского короля, но составляет на все времена нейтральное государство под гарантией держав; прусский гарнизон уводится и крепость упраздняется.

На этой основе и был подписан международный договор. Наполеон притворился, что он остался доволен, обеспечив безопасность Франции, но он уже не забыл нанесенной ему обиды.