Король Фридрих II (1740—1786), который в молодости написал критику учений Макиавелли, сделал Пруссию сильнейшей военной державой в Германии. От своего отца, тратившего ежегодно на военные нужды шесть седьмых всего бюджета, он унаследовал постоянную, отлично вышколенную и вооруженную армию в 85 тыс. человек, набранную путем насильственной вербовки; при нем самом в Семилетнюю войну Пруссия, занимавшая по площади десятое, а по населению тринадцатое место среди европейских государств, располагала уже армией в 154 тыс. человек, лишь немногим по численности уступавшей армиям неизмеримо более крупных Франции, России и Австрии.

Это при населении в 4 200 тыс. представляло такой высокий процент, что даже немецкие буржуазные историки говорили, что прусское государство — это прусская армия. А кроме того, эта армия была так обучена и так вооружена, что «извлекала меч из ножен в три раза скорее других», как отмечал английский биограф Фридриха Кзрлейль; ее ружья были снабжены железными шомполами вместо деревянных, которые часто ломалась, конная артиллерия, значительно облегченная в весе, отличалась большой подвижностью и т. д. Фридрих II, не успев еще как следует усесться на троне, сразу пустил свою армию в ход: запутав австрийскую императрицу Марию-Терезию, тоже недавно вступившую на престол, переговорами о союзе против ее соперников.