Мир будет совместно заключен на следующих условиях: Венеция переходит к Италии, а Пруссия берет себе германские земли по своему выбору с населением в 7—8 млн. и «реформирует» Союз по своему вкусу; Франция же берет немецкие территории между Мозелем и Рейном (однако без Кобленца и Майнца), т. е. получает кусок рейнской Пруссии, рейнскую Баварию и многое другое.

Это было столь же грандиозное, сколь, после переговоров с Австрией, и беспринципное предложение. Но зная уже хорошо Наполеона, Бисмарк не ответил ему ни да, ни нет, а указывая, что реализация, такого плана потребует много времени и усилий, чтобы склонить к нему короля, лукаво вопрошал: не лучше ли будет для Франции взять валлонскую часть Бельгии или французские кантоны Швейцарии, которые ей легче будет переварить? Он предлагал также приехать в Париж и лично поговорить обо всем этом с Наполеоном.

Так излагал это знаменитое дело сам Бисмарк впоследствии, утверждая, что, направляя внимание Наполеона на Бельгию, он имел в виду лишь затянуть переговоры, зная наперед, что такое предложение будет для Наполеона неприемлемым ввиду опасности столкновения его с Англией. Но дело обстояло иначе.