Следует, однако, отметить, что «биологический» взгляд на мир культуры и духовной жизни человека нашел отражение в начале 1900-х годов в творчестве знаменитого русского медика и мыслителя И. Мечникова. Его вышедшие во Франции, на французском языке книги «Этюды о человеческой природе» и «Этюды об оптимизме» были довольно популярны в Европе, хотя и критически восприняты в самой России.

Впрочем, стремление подчеркнуть западные истоки не только идей Шпенглера, но и взглядов русских «шпенглеристов», оставаясь идеологическим, не слишком противоречило действительности. Как известно, русские славянофилы, по меткому замечанию А.И.

Герцена, «выйдя из Гегеля», «западной наукой дошли до своих национальных теорий». Указывал на близость Шпенглера Гегелю и А. Деборин, по сути, обвинивший автора «Заката Европы» в двойном плагиате. Вместе с тем революционеры- марксисты, вычислившие из диалектики Гегеля «алгебру революции», и здесь старались не подчеркивать собственного идейного «родства»

с Западом, еще раз невольно демонстрируя подмеченные Шпенглером свойства русской ментальности.

И действительно, русские фаусты, в отличие от их немецкого прообраза, в результате умственных исканий истины и высшего смысла, как правило, впадали в смертный грех уныния, а их союз с чертом оборачивался разрушением личности и даже преступлением против человечества.