В 1910 году, еще не закончив «Атлантиду», Гауптман создает роман «Иммануэль Квинт, юродивый во Христе» (первоначальное название «Сын Человеческий» — «Des Menschen Sohn»), главный герой которого явно инспирирован личностью Л. Толстого, названного Гауптманом в некрологе на смерть этого русского писателя «самым великим христианином современности».

Такая оценка Толстого весьма характерна, особенно при сравнении с замечанием Мережковского: Толстой «ни язычник, ни христианин до конца». По мнению Мережковского, человек у Толстого «ветхозаветный», «душевный»: он не выделен из природы, не противоположен ей: как христианин, он «поглощает» ее сам и, как язычник, поглощается ею.

Толстовское христианство импонировало Гауптману в качестве религии, по существу, идентичной явлению самой природы. «Сын Человеческий» для него не только Христос, но и каждый человек, представляющий собой гармоничную и неотъемлемую часть природы. Подобное «язычество» Толстого, его личное, недогматичное понимание христианства оказались близки и понятны Гауптману с его пантеистическими взглядами на природу и мистическим восприятием скрытого в ней Божества, во многом идущими от Я. Бёме и Гёте. (Сравним понятие «святости плоти», выражающее необходимое условие «ветхозаветности» жизни в мире Толстого, как его толковал Мережковский.)