В конце XIX — начале XX века интерес к проблеме Атлантиды приобретает поистине всеевропейское значение, что находит отражение и в России. Для В. Брюсова, например, образ Атлантиды становится одним из самых частых и многозначных на протяжении всего творчества. Как историк, он делает попытку обобщения и философского истолкования итогов науки об Атлантиде уходящего и начинающегося столетий («Учи

теля учителей»); как поэт, посвящает ей множество произведений, среди которых венок сонетов «Светоч мысли» (1918). В 1929 году в Европе на немецком языке был впервые напечатан философский роман-трактат Д.С.

Мережковского «Атлантида-Европа. Тайна Запада» — «размышление об идейных блужданиях человечества и о страшном приговоре к вечному пути по кругу: от одной Атлантиды к другой».

Для Гауптмана Атлантида была олицетворением «золотого века» человечества, когда трудились «муравьи-светоробы» (Lichtbauer), призванные победить тьму, собирая по лучикам свет. И если Н. Бердяев уже после Первой мировой войны в статье «Космическое и социологическое мироощущение» объявил новый век концом «муравьиной» эпохи, то Вяч. Иванов видел в «современном германстве» «воскресение сознания муравейника», о чем он не без сарказма сообщил в статье «Легион и соборность»:

«Современная Германия — антропологически — новый факт эволюции Homo Sapiens, биологический рецидив животного коллектива в человечестве», — писал он. Любопытно, однако, что само возвращение к «биологическому мышлению» Иванов всё-таки связывал с именем Гёте.