К началу XX века миф постепенно превратился в один из центральных и наиболее важных феноменов духовной жизни как в мировоззренческом, художественном, так и в реальном ее аспектах. И прежде чем коснуться немецкого «мифа» о двух русских гениях — Толстом и Достоевском — необходимо обозначить общий смысл и значение этого явления в целом.

«Мифологический туман», который, по словам В.В. Зеньковского, распространился в это время над Европой и Россией, не мог скрыть очевидных причин своего появления. Под понятиями миф и мифология все чаще стали понимать не только и не столько древние сказания, сколько новые мировоззренческие категории.

Зеньковский считал появление «мифологического тумана» следствием абсолютизации относительного: когда наступает время безрелигиозное и внерелигиозное, истинное абсолютное начало (Бог) неизбежно становится просто категорией человеческого разума.

«Обезбоженность (Entgotterung) есть состояние, при котором невозможно прийти к решению относительно бога или богов. Образовавшаяся пустота заполняется историческим и психологическим исследованием мифов», — писал немецкий экзистенциалист М. Хайдеггер, увидевший в «обезбоженности» и внерелигиозности «метафизическую сущность времени»2.