«Нравственное значение брака состоит в том, — что женщина перестает быть орудием естественных влечений и признается как существо абсолютно ценное само по себе, как необходимое восполнение индивидуального человека до его истинной целости», — писал Соловьев в трактате «Оправдание добра».

Нельзя не заметить, что и здесь русский философ вольно или невольно возвращается к метафизической идее андрогина и богочеловечества. Поистине альтруистическим и религиозным требованием к человеку Соловьев все-таки считал половое воздержание, которое, по его мнению, только и может служить свидетельством «человеческой солидарности», ибо потомки «живут смертью предков». «Так поступает природа, она равнодушна и безжалостна, и мы за это, конечно, не отвечаем. Но наше собственное участие в этом равнодушном и безжалостном деле природы есть уже наша вина, хотя и невольная, и мы эту вину заранее смутно чувствуем в половом стыде», — писал Соловьев