Именно на этом цветущем острове начинаются чудеса: все молодые женщины друг за другом беременеют и рожают. Подозрение падает на их связи с единственным на острове существом мужского пола — мальчиком, прекрасным, как бог Дионис, но оно не оправдывается.

Женщины словно являются здесь орудием самозарождающейся жизни, вечнорождающего лона самой природы. Характерно, что их дальнейшая жизнь протекает все-таки по законам патриархата, несмотря на все усилия матерей, пытавшихся даже изолировать детей мужского пола.

Но если Гауптман утверждает в своем романе дионисийство как самозарождение плоти, то Вяч. Иванов в более ранней статье «О достоинстве женщины» писал о величайшей роли женской стихии в духовной жизни человечества: «Непрерывная жизнь пола спасла в женщине особую психическую энергию, напряженность всемирного чувствования, верность земле, чуткость к правде, цельность характера, нормативность подсознательного бытия

 от нее зависит, иссякнут или нет ключи вдохновения и откровения в мистической жизни человечества, бьющие из самых глубин естества.»