Образ-символ острова в океане («тверди»), с которым ассоциировалась Атлантида, в венке сонетов В. Брюсова «Светоч мысли» соотносится с мощью человеческой Мысли и Слова.

«Над буйным хаосом стихийных сил / Зажглось издревле слово в человеке  Его до неба вознесли Атланты», — писал поэт в сонете «Атлантида», завершая свой «венок» сонетами «Девятнадцатый век» и «Мировая война XX века», где отразилась его вера в торжество Мысли-Атлантиды: «Пройдут бессильно образы и эти / И Мысль взлетит размахом мощных крыл / Над буйным хаосом стихийных сил»46.

Символический образ человека, стоящего, как на острове, на «границе познания», созданный Гауптманом в «Спасителе», по смыслу не противоречит символике Брюсова, однако по настроению более созвучен сонету «Порог сознания» (1917) Вяч. Иванова, который, как отметил С. Аверинцев, был «внутренне подготовлен к рецепции юнгианства всем своим воспитанием в духе традиций немецкой романтики: „Пытливый ум, подобно маяку, / Пустынное обводит оком море / Ночной души, поющей в слитном хоре / Бесплодную разлук своих тоску“».