«Россия рождает двойню», — писал сам Мережковский в надежде на одновременное (в отличие от Запада!) осуществление двух свобод — религиозной и политической. Впереди революционного

отряда виделась А. Блоку — «в белом венчике из роз» — фигура Иисуса Христа («Двенадцать»).

Противоречивое единство двух обозначенных автором «Заката Европы» символических явлений русского духа — «святости» и большевизма — определилось как тезис и антитезис немецкого мифа о Достоевском и Толстом. «Двуликий» миф о русской душе стал плодом совместного мифотворчества, возможного лишь при необыкновенном взаимопроникновении русского и немецкого духовных пластов. Оно осуществилось именно благодаря «диалогу» между Россией и Германией, особенно интенсивному в первые десятилетия XX века.

Миф о «закате Европы» в мировоззренческой самоидентификации России начала 1920-х годов

Начало 1920-х годов — короткий, но уникальный период в истории духовной жизни России. Именно в это время, после революции и Гражданской войны, в стране активизировался процесс новой мировоззренческой и культурной самоидентификации.