Однако именно трудный переход в иное столетие, в иную эпоху отразился не только в долгой истории создания романа «Атлантида», но и в его основной сюжетной линии, связанной с судьбой и духовным становлением главного лирического героя.

Образ-символ Атлантиды, давший название роману Гауптмана, — один из самых распространенных в истории человеческой мысли. Атлантиду, как след необыкновенной древней цивилизации, люди в разное время искали не только на дне океана в разных концах планеты; с ней ассоциировались Канарские и Азорские острова, Бразилия и Персия, Африка и даже Скандинавия. Атлантида — зерно утопий (Платон) и антиутопий (Бэкон), «мост цивилизаций» (Р. Девинь), «тайный шифр» эзотерических учений (Е.

Блаватская, А. Безант) и многое другое.

В конце XIX — начале XX века интерес к проблеме Атлантиды становится «всеевропейским», что находит отражение и в России. Для

В.   Брюсова, например, образ Атлатиды превращается в один из самых частых и многозначных на протяжении всего творчества.