В своем «Интеллектуальном дневнике» Иванов связывал с Гёте не только новый прорыв «биологического мышления» из «доисторического» периода в современность, но и стремление разрывать мысль, создавая диалог.

Для драматурга Гауптмана понятие диалог имело мировоззренческое значение. «Драма стала формой моего мышления», — записал он в свой дневник в 1900 году. Homo и ratio, по Гауптману, — первые актеры (ср. «ремесленники Диониса»). Но в такой «игре» человек как живое, чувственное начало противопоставлялся им началу рациональному.

Для Гауптмана это имело философский, бытийный смысл. Ведь первые возможности диалога знаменовали собой осознание человеком своей личности. Однако в диалоге таились возможность распри, исток двойничества и «разрыва» личности. Для Гауптмана важную роль приобретал двойник как зеркальное отражение.

Феномен зеркала воспринимался им в качестве имеющего онтологический смысл и даже способного возвратить утерянный человеческий мир после катастрофы. Во всяком случае, на вопрос о том, что следует сохранить, чтобы вернуть утраченный мир, он отвечал: «Зеркало».